Центр эстетического воспитания детей
Информационный портал Хабаровск-онлайн
680000, Хабаровск,
ул. Муравьёва-Амурского, 15
31-22-76
31-16-85
32-76-11

Об исходных позициях в изучении художественной одаренности

Интерес к исследованию одаренности во всех ее разновидностях в настоящее время возрастает по причине ужесточившейся конкурентной борьбы государств в условиях глобализации и интеграции, доступа к сырьевым и информационным ресурсам друг друга. В этой конкурентной борьбе решающим фактором становится максимальное использование всех имеющихся ресурсов и, прежде всего, человеческого капитала, который сегодня является главной ценностью государства, нации, а в нём – «креативного класса» (Р.Флорида) как главного стратегического ресурса, обеспечивающего государству конкурентоспособность, возможность не только выживания, но и сохранения лидирующих позиций во всех жизненных сферах. «Креативный класс» составляют одарённые творческие люди, благодаря которым осуществляется прогресс, развитие культуры и цивилизации. Максимальное использование творческого потенциала нации делает проблему одарённости сегодня исключительно актуальной, решение которой позволит не только её успешно идентифицировать, но и развивать в полной мере.

Теоретическое осмысление одарённости приобрело, казалось бы, чёткую форму – научный мир сегодня рассматривает её в многофакторной модели и понимает как интегративное личностное образование, обеспечивающее успешность выполнения деятельности, возможность высоких достижений. Однако, в онтологическом (бытийном) аспекте данный феномен ускользает от большинства исследователей как фантом при, казалось бы, успешном его теоретическом постижении.

Неудовлетворенность научным объяснением данного феномена испытывают как сами ученые, так и люди, занимающиеся практической деятельностью, что, по мнению автора данной статьи, объясняется неверными ис-

ходными позициями при ее изучении (природа одаренности выводится чаще всего из деятельности, а не из действительности, которая, как утверждал Аристотель, существует до деятельности) и малопригодным научным инструментарием.

Одаренность, как правило, изучается посредством естественно-науч-ной механической психологии в «вещной» парадигме, когда носитель одаренности выступает в «аспекте глины» (А.А.Мелик-Пашаев), как «неличность» (Н.А.Бердяев), объект, свойства и качества которого детерминированы внешними – генетическими или средовыми факторами, как продукт интериоризации, создаваемый по принципу «снаружи во внутрь», а не «изнутри наружу». Но одаренность – свойство личности, которая фактически есть синоним одаренности, поскольку возможность быть личностью – это духовный дар, свидетельство призванности человека к некой высокой миссии. Как одаренность не является только свойством психики, а, следовательно, не только предметом психологии, так и личность не является только продуктом социализации. И та, и другая истоком своим имеют сверхличную сферу, укоренены в духовной реальности. Для постижения феномена одарённости не достаточно психологического инструментария – феномен не вычерпывается психологией, поскольку он есть не столько психическое образование, сколько духовное; он не укладывается в русло каузальной научной парадигмы, понятийный аппарат физиологии, психологии и педагогики.

В. Зеньковский, Н.О. Лосский, В. Штерн, А. Маслоу, Эм. Мунье, А.С.Арсеньев, А.А.Мелик-Пашаев признают существование источника развития личности, суверенного и «вненаходимого» (Бахтин М.М.) по отношению к наличной действительности. В.Зеньковский в своем труде «Проблема психической причинности», созданном более 100 лет назад, показывает, что причинность действует во всей психической жизни человека, но принципиально иначе, чем механическая причинность, на которую ориентировалась наука того времени и ориентируется сегодня. Она действует как конечная, или целевая причина (causa finalis) и ориентирована на будущее, реализуя внутренне присущие человеку цели. Эту причину В.Зеньковский определяет как «внутреннюю активность души», которая актуализирует для самого человека и телеологически преобразует содержание его опыта.

С утверждением В.Зеньковского согласуются выводы А.С. Арсеньева, сделанные в его труде «Философские основания личности»: «Должен существовать где-то, как-то и какой-то образ целого, к которому и направлено развитие, то есть та самая цель» [9]. Способности к творчеству, в котором наиболее полно проявляется одаренность, считает А.А.Мелик-Пашаев, своим происхождением обязаны некоему внутреннему источнику, трансцендентному познанию. Они не создаются как качества, отвечающие требованиям данной деятельности, а образуются как органы самореализации субъекта в формах той или иной деятельности, как осуществление потенций сверхличного творческого «Я».

  Одаренность детерминирована целевой причиной, которая есть

а) идеальная форма самой личности (ее образ существует в высшем Я духовного опыта); б) идеальная форма того сегмента действительности, в котором личность себя реализует. Сообразно целевой причине личность наделяется одаренностью как энергетическим и деятельностным ресурсом для осуществления жизненно важной цели. Одарённость результативна. Эта результативность определена «целестремительностью» (Н.О. Лосский) одарённой личности к объективации собственной идеальной формы и действительности, в которой она самореализуется. Одарённость в данной парадигме определяется автором статьи как телеологически детерминированные способности и качества личности, обеспечивающие решение жизненной сверхзадачи; как способность творческой личности к интеграции и трансформации общих способностей в специальные, обеспечивающие успешность выполнения деятельности, возможность высоких в ней достижений. Одарённость, согласно новой парадигме, порождает деятельность и ее структуру, но развивается и совершенствуется в самой деятельности, в которой приобретает новое качество и совершенную структуру.

Художественная одаренность представляет собой наименее изученный и наиболее загадочный вид одаренности по причине его исключительной

сложности и очевидной связи с духовной сферой. Личность художника-творца, создающего новую реальность, соединяющую в себе наличную, субъектную и метафизическую действительность, с трудом поддается научному анализу, теоретической рефлексии. Психология искусства, у истоков которой стоял Л.С Выготский, рассматривая художественную одаренность и продукты ее деятельности как психологический предмет исследования, сталкивается в ее постижении с ограниченностью своих возможностей, на что в свое время указал К.Юнг. Рассуждая об искусстве как предмете психологии, а точнее о границах между психологией и искусством он писал: «Они связаны между собой, поскольку искусство в своей художественной практике есть психологическая деятельность и в качестве таковой может и должно быть подвергнуто психологическому рассмотрению: под названным углом зрения оно наравне с любой другой диктуемой психическими мотивами человеческой деятельностью оказывается предметом психологической науки. С другой стороны, однако, утверждая это, мы тем самым весьма ощутимым образом ограничиваем приложимость психологической точки зрения: только та часть искусства, которая охватывает процесс художественного образотворчества, может быть предметом психологии, а никоим образом не та, которая составляет собственно сущность искусства; эта вторая его часть наряду с вопросом о том, что такое искусство само по себе, может быть предметом лишь эстетически-художественного, но не психологического способа рассмотрения… При анализе искусства психология может ограничиться лишь психическим процессом художественной деятельности, без того, что будут затронуты интимнейшие глубины искусства: затронуть их для психологии также невозможно, как для разума – воспроизвести или хотя бы уловить природу чувства» (13. С. 347-348).

  Художественную одаренность мы обычно связываем с художественным творчеством, искусством, которое, как уже говорилось, есть новая ре-

альность, представляющая художественно-эстетическое «инобытие» наличной, субъектной и метафизической действительности. Исходной позицией в постижении художественной одаренности должно стать уяснение генеральной цели искусства – его «сверхзадачи», назначения и главного целеполагания художника-творца.

В чем же сущность и назначение искусства?

Произведение искусства – это действительность, изъятая из потока жизни и переведенная в иной ценностно-смысловой пласт, эстетически завершенная, обретшая выразительность благодаря «внешне значимой плоти» (М.М. Бахтин), «новой предметности» (А.Ф. Лосев); это выраженная смысловая сущность предмета отображения – самой жизни в триединстве истины, эстетического и этического ее начал; это отношение автора к миру с позиций его личностных смыслов; результат диалога художника с действительностью, ответ на её призыв.

Творчество, включая художественное творчество, есть высшая заинтересованность человека в познании мира, выражающая себя как деятельность и как созерцательность. По мнению Д.Б. Богоявленской, познавательный процесс становится не просто ведущим, а доминирующим, подавляющим все побочные мотивы; предмет познавательной деятельности начинает существовать не как средство для достижения побочных целей, а как цель творчества, достижение которой превращается в бесконечный процесс, прерывающийся вместе с жизнью познающего.

Предметом творчества художника, по И.А.Ильину, являются 1) материальный мир; 2) мир души; 3) мир духа, мысли. То, что художник дает людям, есть некий глубинный помысел о мире и человеке. Природа художественного творчества у Ильина трёхмерна и включает в себя следующие компоненты: 1) эстетическую материю (слова, краски, звуки, движения) – материальное тело произведения; 2) образный состав (художественный образ) – фантастическое «тело» произведения; 3) духовно-предметный состав – сверхчувственное, необразное (художественная идея, предмет художественного исследования, воспроизведения и интерпретации). Важнейшей из ху-

дожественных способностей Ильин называет способность к созерцанию, художественной медитации – погружению в жизненное содержание, растворению в явлении, предмете.

Если главной целью художественного творчества является познание и обретение истины и красоты, представленной в художественной форме, то следующей за ней по значимости целью является вызов у реципиента эстетической реакции, которая есть результат «циркуляции духа» (А.Н. Леонтьев), трансляции смыслов, ответа на насущные вопросы жизни. Решая эту задачу, художник опирается не только на собственный жизненный, эмоциональный опыт, знания и мастерство, но и на жизненный, эмоциональный, художественно-эстетический опыт реципиента, которому адресует свое творение.

Учению об эстетической реакции психология и педагогика творчества обязана Л.С. Выготскому. Эстетическую реакцию Л.С. Выготский выводит из функции искусства как регулятора человеческого поведения («обществен-ной техники чувств»), вовлекающего в круг социальной жизни самые интим-ные стороны нашего существования. Эстетическая реакция в её первоначаль-ной фазе у Л.С. Выготского выступает не как феномен духовного порядка, а как телесная реакция, психофизиологическая по своей природе, обусловлен-ная действиями нейромеханизмов мозга, «заботящихся», в первую очередь, о сохранении вида. Работа этих механизмов подчинена социокультурной де-терминанте, под действием которой возникают испытываемые субъектом чувства, включая эстетические. Эстетическая реакция проходит по цепи, включающей биологическое, психическое, социокультурное и духовное, пронизывая все уровни человеческих потребностей.

Художественное творчество, таким образом, включая исполнительское искусство, есть по сути своей искусство владения человеком, на которого художник воздействует

- энергетикой (интенсивность, экстенсивность и длительность духовного излучения);

- эмоциональным интеллектом, образными сферами;

- художественными эмоциями во всех модальностях, эмоциональными состояниями, поведением;

- материалом искусства во всём его многообразии;

- идеальной формой предмета отображения, способами её адекватной объективации;

- художественной формой;

- хронотопом (пространство-время).

 Цель, которую ставит перед собой художник – изменение сознания реципиента путём выведения на передний план высшего Я духовного опыта, вызов эстетической реакции – резонанса его внутренних сокровенных струн.

В чём отличие художника «средней руки» от большого художника?

В том, что первый играет на струнах своей души, ублажая и удовлетворяя себя самого; второй играет на струнах тысяч душ, его воспринимающих, – они его инструмент, чутко резонирующий на отзвук внутренних струн художника, послушно следующий их голосу. Надо добавить к сказанному, что струны человеческих душ спрятаны в глубине высшего Я человека, его духовного опыта, заваленного хламом повседневности. Пробиться к этим струнам и сыграть на них – задача художника. Настоящий художник стремится быть властителем дум; он способен изменить мир или, по крайней мере, представление о нём. Этот вывод касается художника вообще – живописца, скульптора, поэта, актёра, танцора, режиссёра и т.д.

Чтобы «играть на струнах» аудитории надо обладать

1) любовью к миру и человеку, духовным огнём – источником энергетического ресурса художника;

2) высшим творческим Я, способностью к трансцендированию, выводящим человека из быта в бытие;

3) знанием жизни;

4) способностью к эмпатии - вхождению вглубь личности другого человека или массы людей, способностью идентифицировать, отождествить себя с ними и прогнозировать их эмоциональные реакции;

5) мастерством – владением искусством и инструментом творчества;

6) способностью вызвать резонанс, желаемую вибрацию этих струн мощным и властным энергетическим зарядом;

7) умением правильно выбрать и выстроить стратегию «энергетической атаки» на реципиента.

 Мера преображающей силы произведения искусства есть мера таланта его автора. Мера преображающей силы исполнения есть мера таланта художника-исполнителя.

Художественная одаренность обнаруживается, прежде всего, в векто-

ре устремлений личности, ее развитии и результатах деятельности. Истин-

ный художник, как показывает многовековой опыт искусства, ставит перед

собой три цели:

  - постичь истину и красоту во всех ее проявлениях, сущность явлений, смысл бытия;

  - стать мастером, овладеть тем или иным видом искусства в совершенстве, самореализоваться в нем;

  - изменить мир, воздействовать на него своим даром.

  Наличие вышеназванных целей позволяет в результате их суммирования сформулировать главную цель художника – его сверхзадачу, которая заключается в поиске и обретении истины и красоты как высшей формы бытия, представленной чувственно выраженной совершенной духовностью, любовью к жизни и миру, нравственным чувством, опирающимся на совесть и чувство ответственности; в стремлении воздействовать на людей с целью их духовно-нравственного совершенствования.

  Художественная одаренность выражает себя в трех формах:

1. В обретении субъектом внутренней художественно-эстетической действительности в результате ее эстетического восприятия (мир природы, человека, его деяний, взаимоотношений, духовный мир – религия, философия, культура и искусство), постижения, освоения и духовного «присвоения». Результатом этого восприятия и постижения становятся взгляды, позиции, определение положения предмета восприятия в иерархии ценностей и личностных смыслов. Освоение эстетически воспринимаемой действительности и ее духовное присвоение (интериоризация) есть инобытие этой действительности в духовной реальности. В этой форме выражения художественной одаренности сознание субъекта направлено на наличную действительность (предметный) мир.

2. В сотворении новой художественной реальности путем трансформации эстетической действительности в сверхчувственное (идеальную форму), художественные образы, художественную форму. Творение внутреннего художественного мира приводит к рождению художника в триединстве личности, «мастера цели» (художника-творца), «мастера средств» (художника-

исполнителя, по И.А. Ильину). В этой форме выражения сознание субъекта направлено а) на себя, развитие способностей, чувственной, эмоционально-ценностной сферы; б) на идеальную форму; в) на творчество.

3. В презентации творческого продукта социуму, внедрении этого продукта в коллективное и индивидуальное сознание. В этой форме выражения сознание субъекта направлено вовне – на реципиента, его внутреннюю трансформацию, на изменение (расширение) его сознания, духовно-нравственную сферу.

  Формы выражения художественной одаренности свидетельствуют о трех интенциях личности художника. Одна обращена на действительность, ее эстетическое познание и освоение; другая – на идеальную форму, ее объективацию в творческом продукте и на самого художника, его становление и развитие как личности и мастера-творца; третья обращена к людям, которым

предъявляется творческий продукт и на которых художник воздействует со-

образно своей главной цели, жизненной сверхзадаче.

  Таким образом, художественно-одаренная личность осуществляет три вида деятельности:

- познает мир и формирует художественно-эстетическое отношение к

нему;

- формирует себя и собственную художественную реальность, приближая ее к идеальной форме, наличествующей в субъектной действительности человека и «актуальной бесконечности» (А.С.Арсеньев);

- воздействует на мир своим творчеством, стремясь его усовершенство-

вать.

  Этим объясняется разнонаправленность художественно-эстетического образования, ориентированного на формирование и развитие личности, ее психических, духовных, творческих, социальных, профессиональных свойств и качеств; на творение новой художественной действительности; на способность и умение эффективно воздействовать на людей средствами искусства.

  Исходя из вышесказанного, можно сформулировать дефиницию худо-

жественной одаренности следующим образом: художественная одарённость есть телеологически детерминированная способность личности к эстетическому познанию, освоению и творению мира; способность воздействовать на человека средствами искусства с целью его духовно-нравственного усовершенствования.

  Намеченные исходные позиции в изучении рассматриваемого феномена открывают путь к созданию теории художественной одаренности.

 

  Литература

 

1. Аристотель. Метафизика.- М-Л., Госиздат, 1934.

2. Аристотель. Поэтика. Риторика.- СПб., Азбука-классика, 2007.

3. Арсеньев, А.С. Философские основания понимания личности

  // А.С.Арсеньев. – М.: 2001.

4. Бахтин, М.М. Искусство и ответственность / М.М.Бахтин. – Киев, 1994.

5. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М.Бахтин. – М.: Искусство, 1979.

6. Богоявленская, Д.Б., Богоявленская, М.Е. Психология одаренности: понятие, виды, проблемы. Вып. 1 / Д.Б.Богоявленская, М.Е.Богоявлен-ская. – М.: МИОО, 2005.

7. Богоявленская, Д.Б. Психология творческих способностей / Д.Б. Богоявленская. – Самара, 2009.

8. Выготский, Л.С. Психология искусства / Л.С.Выготский. – Ростов-на-Дону «Феникс», 1998.

9. Ильин, И.А. Одинокий художник / И.А.Ильин. – М.: Искусство, 1993.

10. Лосев, А.Ф. Из ранних произведений / А.Ф.Лосев. – М.: Правда, 1990.

11. Мелик-Пашаев, А.А. Мир художника / А.А.Мелик-Пашаев. – М.:

  Прогресс-Традиция, 2000.

12. Мелик-Пашаев, А.А., Новлянская, З.Н., Адаскина, А.А., Кудина, Г.Г., Чубук, Н.Ф. Психологические основы художественного развития

  / А.А.Мелик-Пашаев. – М.: МГПУ, 2006.

13. Эстетика и теория искусства ХХ века. Учебное пособие. –

  М.: Прогресс-Традиция, 2005.

14. Юнг, К.Г. Психология и поэтическое творчество / К.Г.Юнг // Самосознание европейской культуры ХХ века. – М.: 1991.

15. Юнг, К.Г. Об энергетике души / К.Г. Юнг. – М.: Академический Проект, 2008.

 

  Аннотация

В статье предложены исходные позиции в познании художественной одаренности: осмысление сверхзадачи художественного творчества, главного целеполагания художника, форм выражения художественной одаренности, основных видов художественной деятельности; сформулирована дефиниция художественной одаренности.

 

  Annotation

 

This article represents starting positions in comprehension of art endowment: give a meaning of over task of art creation, leader aim of artist, of forms expression of art endowment, basic of kind of art activity, definition of art endowment.

 

  Ключевые слова

Одаренность, художественная одаренность, деятельность, психология искусства, творчество, сверхчувственное, идеальная форма, актуальная бесконечность, художественная форма, энергетика.

  Key words:

endowment, art endowment, activity, psychology of art, creation, over feeling, ideal form, actual endless, art form, energetic.

Автор статьи Никитин Алексей Алексеевич, кандидат искусствоведения, профессор кафедры инструментального исполнительства, теории и истории музыки Хабаровского государственного института искусств и культуры, директор Центра эстетического воспитания детей г. Хабаровска, член –коррес-пондент АПСН.

Дом. адрес: 680030, Хабаровск, Ленина 42, кв. 41. Тел. сот. 8 9144130889.

E-mail: nikitinarts2011@yandex.ru